Шпаргалка по договору мены



По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой.
Договор мены регулируется гл. 31 ГК, а также к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже.
Во всех имевших место в мире последних кодификациях гражданского права (в том числе в развитых правопорядках) применительно к договору мены просматриваются совершенно четкие тенденции, направленные: во-первых, на подтверждение договора мены наряду с договором купли - продажи; во-вторых, на расширение круга специальных правил, предназначенных для регулирования договора мены и исключающих тем самым действие соответствующих норм, регламентирующих договор купли - продажи.
Наличие в ГК специальных правил, относящихся исключительно к договору мены (пусть и немногочисленных), свидетельствует о том, что отношение законодателя к этому договору как к самостоятельному типу гражданско - правовых договорных обязательств является не только данью многовековой цивилистической традиции, но и результатом понимания места договора мены в системе договорного регулирования гражданско - правовых отношений, а также стремлением детальной регламентации указанных правоотношений с учетом всех присущих им особенностей.
Самостоятельный характер договора мены в семье гражданско - правовых договоров предполагает выделение определенных, присущих этому договору признаков, отличающих его от всех иных типов договорных обязательств, в том числе и от наиболее близкого к договору мены договора купли - продажи. В этом смысле могут быть названы следующие основные признаки договора мены.
Во-первых, договор мены относится к числу договоров, направленных на передачу имущества (к этой же категории относятся и договоры купли - продажи, дарения, займа, ренты, ссуды, аренды и некоторые другие), и тем самым он отличается от договоров на выполнение работ (например, подряд и некоторые другие), на оказание услуг (комиссия, поручение, агентирование, транспортно - экспедиционное обслуживание и некоторые другие) и от учредительских договоров (например, простое товарищество).
Во-вторых, по договору мены обмениваемое имущество передается в собственность (а в соответствующих случаях - в хозяйственное ведение или оперативное управление) контрагента. Данный признак позволяет отграничить договор мены от тех договоров на передачу имущества, по которым имущество передается во владение и пользование либо только в пользование контрагента (аренда, ссуда).
В-третьих, от других возмездных договоров, по которым, как и по договору мены, имущество также передается в собственность контрагента (купля - продажа, заем), договор мены отличается характером встречного предоставления.
По договору займа сторона, получившая денежную сумму или определенное количество имущества, определяемого родовыми признаками, должна возвратить займодавцу такую же денежную сумму либо соответствующее количество имущества. Встречным предоставлением со стороны покупателя по договору купли - продажи товара является уплата его цены (т.е. определенной денежной суммы, составляющей стоимость товара).
Что касается договора мены, то его стороны один товар обменивают на другой. По договору мены в принципе исключаются как возврат имущества, аналогичного полученному, так и оплата его стоимости, как это имеет место соответственно при договоре займа и при договоре купли - продажи. Данный признак (обмен товаров) представляет собой особенность предмета договора мены и является бесспорным критерием для выделения его в самостоятельный тип гражданско - правовых договорных обязательств.
Практика арбитражных судов не относит к договору мены двусторонние сделки, предусматривающие обмен товаров на эквивалентные по стоимости услуги, а также соглашение, по которому произведена передача товара в обмен на уступку права требования имущества от третьего лица.
Поэтому правила гл. 31 ГК применимы к обмену жилыми помещениями, принадлежащими сторонам на праве собственности. Обмен жилыми помещениями, предоставленными по договору социального найма, является взаимной передачей обязательственных прав и обязанностей, а не меной, имеет значительные особенности и определяется нормами Жилищного кодекса.
Обменные коммерческие операции именуются также бартером (бартерными сделками). Однако этот термин принято использовать в отношении внешнеторговых обменных сделок, предметом которых могут выступать также работы, услуги и объекты интеллектуальной собственности.
Судебная практика свидетельствует о том, что, несмотря на кажущуюся простоту конструкции договора мены, при рассмотрении вытекающих из него споров часто возникают трудноразрешимые проблемы. Ответы на многие вопросы, связанные с этим институтом, дает Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены (информационное письмо ВАС РФ от 24.09.2002 N 69).
Открытым остается вопрос о возможности кредитора в случае принудительного отобрания вещи у должника требовать возмещения убытков, причиненных задержкой исполнения. Исходя из общих правил ст. 393 и 15 ГК РФ кредитор, видимо, не должен быть лишен такого права.
ООО «А» обратилось в арбитражный суд с иском к АО «Б» о взыскании неустойки за невыполнение условий договора мены, взыскании убытков, вызванных недопоставкой товара, и обязании последнего исполнить обязательство в натуре.
Согласно заключенному договору мены ООО «А» поставило АО «Б» дизельное топливо, а последнее обязано было поставить пшеницу в согласованном количестве. АО «Б» в установленный договором мены срок поставило пшеницу в меньшем объеме. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил полностью, взыскав с ответчика неустойку, убытки и обязав АО «Б» поставить ООО «А» недопоставленное количество пшеницы. Ответчик обжаловал решение суда в части обязания поставить пшеницу, мотивируя свои доводы тем, что он уже понес ответственность за нарушение условий договора в виде взыскания неустойки и возмещения убытков.
Решение суда оставлено без изменения на том основании, что ответчик свои договорные обязательства не выполнил при наличии у него возможности в поставке пшеницы истцу в полном объеме. Присуждение к исполнению обязанности в натуре как способ защиты гражданских прав применен с целью понудить должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу связывающего стороны обязательства. Согласно ст. 396 ГК РФ уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре. Поскольку ответчик обязательство по договору мены выполнил не в полном объеме, требование истца об исполнении обязательства в натуре обоснованно удовлетворено арбитражным судом .
Пункт 1 ст. 396 ГК РФ презюмирует сохранение необходимости при ненадлежащем исполнении исполнить обязательство в натуре, несмотря на уплату неустойки и возмещение убытков. В отличие от этого при неисполнении действует обратная презумпция: в пользу того, что возмещение убытков и уплата неустойки за нарушение освобождают должника от обязательства в натуре.
Интересен вопрос о соотношении понятий "неисполнение обязательства" и "ненадлежащее исполнение обязательства", которые легально в законодательстве не определены. Дополнительным критерием, являющимся необходимым условием удовлетворения требования о принудительной передаче, которое предъявлено истцом, являются доказательства фактического наличия у ответчика товара.
ТОО «1»  обратилось в арбитражный суд с иском к АО «2» о понуждении к исполнению обязательства в натуре - передаче в собственность истца семян горчицы в количестве 548,1 т. Решением суда, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, данные исковые требования были удовлетворены. Президиум ВАС РФ отменил состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав в том числе на следующие обстоятельства. Суд первой инстанции вынес решение о понуждении АО «2» исполнить обязательство по передаче ТОО «1» семян горчицы в объеме 548,1 т на основе неполно исследованных материалов дела. Суд не исследовал вопроса о наличии у продавца реальной возможности исполнить указанное обязательство. Между тем это имело существенное значение для принятия обоснованного решения. При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные пробелы .
Необходимость выяснения фактической возможности ответчика исполнить обязательство в натуре вполне закономерна - если у ответчика в реальности нет данного товара в достаточном количестве, то решение суда окажется неисполнимым. Проблема, возникающая в конкретном процессе, лежит, на наш взгляд, в доказательственной сфере, а именно: на какую сторону суд должен возложить бремя доказывания наличия товара, подлежащего передаче.
Очевидно, что возложение бремени доказывания указанного обстоятельства на истца служило бы во многом непреодолимым препятствием для предъявления иска. В связи с этим целесообразно было бы закрепить в законе обязанность ответчика представлять доказательства отсутствия у него данного товара. Непредставление таких доказательств должно привести к невозможности для ответчика ссылаться на фактическое отсутствие товара как основание для неприменения ответственности за неисполнение решения суда. В отсутствие данных норм истец может использовать правовой механизм, предусмотренный ст. 66 АПК РФ.
По итогу исследования можно сделать вывод о возмездности договора, исторической ценности, а также о сложности процессуального регулирования отношений по данному договору.